По мотивам "жалобного" четверга...


Вчера у меня был очень трудный день.

В общем и целом, это был самый обычный день российской мамы маленького ребенка, за которым она ухаживает преимущественно одна, мучительно высчитывая часы, оставшиеся до приезда папы с работы, и робко надеясь, что именно сегодня папин начальник раздобрится и отпустит всех пораньше, или просто пробок не будет вообще, нигде, и папа окажется у родного порога сразу после окончания рабочего дня… Не то, чтобы это существенно облегчило бы мамин день, точнее, вечер, просто мама смогла бы, например, зайти в туалет провести там больше двадцати секунд, не прислушиваясь к звукам в комнате и готовясь выскочить в ЛЮБОЙ момент (простите за натурализм, но мне только что пришло в голову, что у мам с маленькими детьми, наверно, самые тренированные сфинктеры в мире)))… А еще можно было бы выпить чаю, приятной крепости и комфортной температуры, и больше одного глотка подряд. Может быть, даже съесть какой-нибудь еды?? Но это были уже совсем дерзкие и беспочвенные мечты. Деточка находилась в фазе овладения вербальной деятельностью, то есть училась говорить, и на меня весь день сыпались «новинки» типа «ябуко», «атять» (опять) и совершенное миньоновское «бананА». Как любой новый навык, разучивание человеческой речи отнимало много деточкиных сил, которые надо было откуда-то восполнять. Поэтому висение на мамином подоле, карабкание на руки и бессловесное нытье в качестве отдыха от речевой деятельности осложняли и так нелюбимые мной хозяйственные дела. Несмотря на то, что в доме были всего два человека – я, давно не евшая ничего, кроме бутерброда, и то «на весу», и дочка, питавшаяся преимущественно из бутылочки, пауча и коробочки с соломинкой, – в раковине все время откуда-то появлялась грязная посуда, и я начала уже с подозрением коситься на кошек, представляя, как они раскладывают по тарелкам куриную грудку и разливают в кружки ряженку, пока мы с дочкой гуляем. Могли бы и мыть за собой, между прочим…

Атмосфера продолжала накаляться. Деточка решила, что взрослому человеку, овладевшему искусством речи практически в полном объеме, недоразумение под названием «памперс» ни к чему. При этом убедить ее надеть трусики не удалось даже при помощи демонстрации этого предмета одежды на маме. Мало ли что взрослые там понавыдумывают, трусы носить или нужду справлять с отведенном для этого месте… В результате в список дел добавилось промокание влажных дорожек на ковролине, причем именно дорожек, а не луж, хотя я так ни разу и не увидела, как дочери удается писать на ходу или даже на бегу.

Ситуация усугублялась тем, что накануне мы проводили гостивших у нас бабушку и дедушку, весь смысл пребывания которых определялся принципом «деточке можно все». Бабушка с дедушкой предугадывали желания малышки раньше, чем они успевали оформиться в ее голове, пристально отслеживая движение ее взгляда или траекторию взмаха ручки. Мысль, что из ясных глаз деточки не должно выкатиться ни слезинки, воодушевляла бабушку и дедушку на неусыпное бдение. Слезы тщетности? «Нет, не слышали» (и это не сарказм, правда, не слышали). Опасность гиперопеки? «Глупости». Поощрение самостоятельности? «Но она же упадет и ушибется!» После моих слов, что это необходимый опыт освоения мира и постижение идеи о последствиях своих поступков, родители посмотрели на меня как на ненормальную и переглянулись, а дедушка схватил карабкавшуюся на диван внучку и понес в «безопасное» место. На секунду: девочке почти два, и она знает, как ловко залезть на стул или диван, умыкнуть оттуда сотовый или фломастер и при этом НЕ упасть, ибо практикуется под моим присмотром ежедневно. В итоге ребенок, лишенный привычной порции впечатлений, ушибов, кошачьих царапин, полученных в честном бою, и прочего драйва, вел себя при бабушке и дедушке тихо и благообразно, вися у дедушки на руках тряпочкой и покорно вкушая кашу под представление настольного театра. Вся буря накопившихся эмоций досталась мне, как только за моими родителями закрылась дверь. Дочь протестовала против всего, включая вещи, которые ее обычно даже не задевали – памперс, трусы, носки, каша, одеваться, гулять, спать – все вызывало негодование и гнев. Беззвучно и бессловесно взывая к силе Вселенной, я ползала по полу с рулоном бумажного полотенца, ликвидируя «потоп», перекладывала карточки лото и «шпынечки» мозаики, раскиданные дочкой, и снова пересчитывала отрезки циферблата до заветного момента, когда под окном мелькнут фары папиной машины.

И вот, долгожданный момент настал. Стыдно сказать, я еще колебалась минут пятнадцать, стоит ли выходить на улицу – как же они без меня, папа усталый, дочка тоже, останусь уже дома, успею тефтели на ужин сделать, все равно идти в нашем районе некуда, уже темно и холодно.. Но благоразумие (или чувство самосохранения?) возобладало, и я выскочила на улицу, на ходу заматывая шарф и оставляя за дверью рев «мутики алло», с некоторым злорадством догадываясь, что муж нерасторопно «засветил» телефон перед бдительным деточкиным взором.

На улице было хорошо, совсем даже не холодно, но идти все равно было некуда, и я пошла привычной дорожкой в магазин. Надо добавить, что денег у меня было ровно столько, что хватило бы на хороший хлеб со всякими семечками и отрубями, пару фруктов попроще или один приличный овощ (не сезон, увы, а моркови было закуплено впрок), молоко и какое-нибудь баловство типа шоколадки. Однако растянуть эту сумму надо было до понедельника, и у меня был выбор – шикануть сегодня на все, или баловать себя три дня по чуть-чуть. Я выбрала второе, и долго, вдумчиво изучала состав халвы в шоколаде, сопоставляя ее по полезности и цене с пастилой, и чувствуя прямо физически, что это ОТДЫХ.

По дороге домой (два банана, шоколадка и кефир) я увидела знакомую маму, жившую в соседнем доме. У нее была дочка-школьница и еще одна, ровесница моей. Мы никогда не общались, не здоровались, не пересекались, просто знали друг друга в лицо. Она шла не спеша, вдыхая морозный воздух и глядя куда-то вверх, в темное зимнее небо. Скорее всего, она тоже шла из магазина, потому что в руке она несла упакованный в пакет батон, и так мило, с почти детской непосредственностью помахивала им при ходьбе. Было видно, что назначение у этого батона было таким же, как у моего кефира с бананами – дать повод выдохнуть, хотя бы вечером, хотя бы полчаса Подумав об этом, я улыбнулась и перевела взгляд на ее лицо. А она смотрела на мой пакет и… тоже улыбалась

Оксана Разумовская, специально для проекта «12 объятий»

Иллюстрация — ivwva, специально для «12 объятий»

СООБЩЕСТВО ДЛЯ МАМ, КОТОРЫЕ УСТАЛИ: 

"12 объятий" - проект для мам, которые верят, что каждая мама для другой - это огромный ресурс поддержки, и которые стремятся эту поддержку как получить, так и подарить. 
Мы верим, что именно мамы могут по-настоящему понять друг друга. При чём понять не осуждая, не оценивая, принимая как есть.
 

На этом сайте - авторские материалы, сделанные специально для "12 объятий". Живое общение в рамках проекта - на нашей странице ВКонтакте.

 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ И ПОДДЕРЖКА МАМ В ПАБЛИКЕ "12 ОБЪЯТИЙ" ВКОНТАКТЕ
  • Vkontakte - Black Circle
ПОИСК ПО ТЭГАМ:

© 2023 12 объятий. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte - White Circle