Этот страшный детский сад

Детский сад представлялся мне чем-то пугающим и загадочным.

Самой мне туда не довелось ходить ни одного дня, и потом в школе было трудно. Всегда. Не потому, что я плохо училась или не умела посидеть спокойно на месте, а потому, что непросто в 7 лет оказаться один на один с необходимостью налаживать отношения с целой толпой ровесников, знакомых между собой с детского сада. Честно сказать, я до сих пор с трудом выстраиваю отношения с коллективом на новой работе и всегда немного не вписываюсь. Конечно, кругом теперь приличные люди, которые не станут меня дразнить и травить за непохожесть, но на душе от этого не легче.

Так или иначе, я считала, что детский сад нужен. Я и теперь так считаю, не думайте. Но факт: я не могла опереться на собственный опыт, потому что ни дня не была в детском саду. Мне нечего было рассказать об этом своей дочери, чтобы подготовить ее или хоть немного приободрить. И наверно, она чувствовала мою робость и неуверенность.

Мне было очень интересно узнать, какая самая главная проблема детсадовцев. Рано вставать? Кушать суп? Много орви в первый и второй год посещения? Громкая воспитательница, манная каша, дневной сон, музыкальные занятия для тех, кто стесняется, общая спальня для мальчиков и девочек? Вот если бы заранее узнать главную проблему, думала я, можно было бы к ней подготовиться и продумать пути решения.

И этот день истины настал. Моего ребенка приняли в сад, и наступило первое сентября.

Да-да, вы тоже все это знаете. Первая и главная проблема ребенка – он туда не хочет. В этот страшный детский сад.

Вот вообще. Не идет. Нет, в другой садик тоже не идет. И в платный не идет. И к другой воспитательнице. И на полдня. И на два часика, пока мама сходит кончики подравняет в парикмахерской. Нет, возраст тут часто ни при чем. Я видела и двухлеток, спокойно машущих маме ручкой и потом топающих в ясельную группу с большим энтузиазмом, и шестилеток, падающих на пол с криками «мама, не-е-е-еет!». Если ребенок решил не хотеть в садик, он делает это очень громко. Конечно, есть молчаливые герои, которые вцепляются в стул и мрачно сообщают, что они. Оттуда. Не. Встанут. Но тогда их можно унести вместе со стулом в группу, и рано или поздно забастовка заканчивается. Но крики и слезы, - о, сколько сил они отнимают у ни в чем не виноватых родителей (кроме наличия у них работы). И какое чувство вины эти крики генерируют.

Некоторые дети умудряются не хотеть в сад каждый день. Каждый! Я не понимала, что происходит.

Когда я приходила за дочерью, она даже не сразу бежала ко мне. Сначала дорисовывала своих ежиков, докладывала паззл, доигрывала в летучего крокодила и только потом шла обниматься. Бурно рассказывала, что интересного и веселого происходило в группе, во что играли на прогулке, какой мальчик подарил ей цветочек и мозаику, у какой девочки был день рождения, и что сказала воспитательница. Про воспитательниц она подробно объясняла: эту люблю, эту тоже люблю, и эту люблю, я с ними дружу, они меня похвалили, они мне помогли.

После всех этих дифирамбов перед сном ребенок заявлял: завтра в садик не пойду. Буду сидеть дома. Мама, я хочу сидеть с тобой дома, не ходи на работу. Лучше я пойду с тобой на работу.

Когда мы утром заходили в сад, дочь вставала как вкопанная посреди коридора и стояла молча, как партизан. Вопросы и уговоры не помогали. Когда ее наконец удавалось переодеть, она цеплялась за меня и начинала безутешно рыдать. Уходить приходилось исключительно под эти рыдания, сквозь которые слышалось: «Мама, я хочу тебя обня-а-а-а-а-а-ать! Я плачу, потому что ты ухо-о-о-о-одишь! Ты оставила меня одну-у-у-у-у-у!»

На второй год посещения садика у меня начались сердечные приступы. Вечером я не могла ложиться спать, потому что это делало неотвратимым факт наступления утра, когда я опять буду мучителем и предателем, уходящим и оставляющим. Ни о чем другом, кроме проблемы расставания в садике, я говорить была не способна, и умудрялась даже на работе сообщать об этом клиентам, хотя время общения с ними у нас было строго ограничено.

Я прочитала в интернете все способы смягчить ужасную разлуку и все причины детского плача. Я спрашивала каждую маму, как она решала эту проблему. Мы поменяли три сада, в двух из них меняли группу, в итоге были подобраны самые лучшие воспитатели в самом прославленном саду.

Картина прощания оставалась той же до мелочей. Ничего не срабатывало. Никакие контейнирования, объяснения, записки, подарки, объятия и утешения не помогали. Я видела, как все это постепенно срабатывает у других родителей в группе, но мой ребенок оказался тем самым, который просто. Не хочет. В садик.

- Слушай, - обессиленно сказала я в очередное утро своему рыдающему в тысячу тридцать пятый раз ребенку, - что мне сделать, чтобы ты успокоилась?

- Попроси Бога, - ответила мне моя дочь, размазывая по щекам слезы и требуя салфетку. И воду. И платье Белоснежки. И обнять! И поцеловать! И пойти со мной на работу, и не надо денежек. И мама оставила меня одну-у-у-у-у!

«Попроси Бога» - это у нее стандартная фраза, когда я рискую выйти из себя и не знаю, что делать. Попросить Бога ребенок мне рекомендует, чтобы сопли быстрей прошли, чтобы книжка оказалась интересной, чтобы я не ругалась, чтобы можно было шоколадку и не выскочила аллергия на щечках, чтобы пошел снег и чтобы нам не опоздать. Я точно знаю, что я не учила ребенка такому странному богословию и упованию, но, видимо, у нее свои отношения с Богом сообразно возрасту, так что спорить пока не о чем.

В тот день после положенной мне порции слез и криков я и впрямь зашла в храм и стукнулась лбом в стену. По понедельникам в этот храме нет Литургии, так что внутри никого не было, и этот жест отчаяния никого не смутил.

- Господи, - сказала я, - я ничего не могу, потому что я все перепробовала. Можно, пожалуйста, моя дочь перестанет убиваться из-за того, что я ухожу, и ей будет в саду спокойно? Просто спокойно, Господи! Не страшно!

Мгновенного чуда не случилось, не думайте. Еще неделю в саду были всхлипы и долгие проводы. Я приходила на полчаса раньше и просто сидела с ребенком на скамейке, обнимая ее и рассказывая в ухо, что буду делать на работе, что мы сможем купить на заработанные деньги и на какую площадку пойдем гулять, когда я приду.

А в следующий понедельник дочь сказала:

- Я подумала и решила, что не хочу плакать.

- Ну конечно, - рассеянно отозвалась я, помогая ей надевать куртку, - ты же уже очень большая.

- Большие тоже любят плакать, - возразила она, - мамы же плачут в садике. Но я просто больше не хочу плакать.

Мамы большие, и все равно тоже плачут в садике. Плачут много, и очень краткое время между садом и работой порой единственное, когда можно проявить эмоции, не боясь свидетелей. Им горько и страшно, стыдно и унизительно. Горько, что ребенок рыдает и скандалит каждое утро, хотя ходит в сад уже второй, третий, пятый год. Страшно, что он не успокоится весь день, и так и встретит родителей, сидя на стуле у двери. Стыдно, что другие мамы отводят глаза и делают вид, что никакого рыдающего ребенка нет, а воспитатели уже привыкли к этим слезам как к норме. Унизительно от собственного бессилия во всей этой ситуации.

Попроси Бога, думала я в тот день, попроси Бога. Невозможное человекам возможно Ему. Мы настраиваемся, что мама может все, потому что она мама. Но это не так.

Мама - не Господь Бог. И с этим иногда так трудно и необходимо смириться.

Таисия Попова, специально для "12 объятий"

© При копировании материала ссылка на сайт https://www.12momshugs.ru/обязательна

Иллюстрация

СООБЩЕСТВО ДЛЯ МАМ, КОТОРЫЕ УСТАЛИ: 

"12 объятий" - проект для мам, которые верят, что каждая мама для другой - это огромный ресурс поддержки, и которые стремятся эту поддержку как получить, так и подарить. 
Мы верим, что именно мамы могут по-настоящему понять друг друга. При чём понять не осуждая, не оценивая, принимая как есть.
 

На этом сайте - авторские материалы, сделанные специально для "12 объятий". Живое общение в рамках проекта - на нашей странице ВКонтакте.

 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ И ПОДДЕРЖКА МАМ В ПАБЛИКЕ "12 ОБЪЯТИЙ" ВКОНТАКТЕ
  • Vkontakte - Black Circle
ПОИСК ПО ТЭГАМ:

© 2023 12 объятий. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte - White Circle