«Бабушка козлика очень любила…»

К написанию этого поста я приступила со смешанными чувствами. С одной стороны, я собиралась рассказывать в рубрике о тех книгах, которые нам (мне) понравились, показались интересными, заслуживающими внимания и, возможно, места в домашней библиотеке. Кроме того, мне вообще трудно признавать тот факт, что бывают откровенно плохие книги, которые – как раз незаслуженно – могут занять место на полке, отжав его у других, более достойных экземпляров. Лично для меня очень остро стоит вопрос: что делать с книгой, которая откровенно плоха? Самое очевидное – передать ее дальше (в местную библиотеку, пункт буккроссинга, просто оставить на видном месте – мало ли книг попало ко мне самой именно такими путями?). Может, то, что плохо для меня – кому-то в самый раз? И тут в диалог вступает профессиональная совесть: ведь если я вижу, что книга безнадежна, не моя ли прямая обязанность избавить менее искушенных читателей (особенно юного возраста) от потенциального вреда, который может нанести неокрепшим умам плохая книжка? В конце концов, разве не в этом состоит моя непосредственная профессиональная задача - учить подрастающих читателей отличать хорошее от плохого и всеми силами предпочитать первое второму? (и не много ли я на себя беру, в конце концов?).

Признаюсь честно – за свою сознательную жизнь я таки выбросила несколько книг (ну ладно, сдала в макулатуру). Среди них было несколько изданий по дичайшей псевдопсихологии и роман очень молодой писательницы о русской эмигрантке, которая для выживания и для собственного удовольствия подрабатывает проституткой в Лондоне – я не ханжа, но девушка явно прогуливала уроки русского в школе и бессовестно сэкономила на корректуре и редактуре, так что текст было просто больно читать. Но даже в этих случаях мне было на душе неспокойно и неприятно, так глубоко в моем сознании укоренился стереотип, что книга – это что-то неприкосновенное, почти святое (у иудеев даже есть обряд захоронения священных книг). Но дети – это ведь тоже святое (конечно, когда не просят третий подряд киндер и не втирают пластилин в ковер, и не… (подставить нужное)). По крайней мере, хочется, чтобы дети читали качественную (во всех смыслах), добротно изданную литературу, смотрели на красивые картинки и тем самым формировали бы себе чувство слова и эстетический вкус. Поэтому я хочу вам рассказать о книге, которая никогда и не оказалась бы у нас на полке, не будь она нам подарена – пусть даже с самыми хорошими намерениями и формулировкой «такую и порвать не жалко».

Сразу хочу оговориться, что в основе поста лежат преимущественно мои субъективные представления о том, какой должна быть хорошая книга, и векторная графика в иллюстрациях в него не входит. По крайней мере, ТАКАЯ графика.

Конечно, даже в этом визуальном кошмаре можно найти что-то примечательное – например, трогательные и оригинальные детали, не связанные напрямую с сюжетом произведений, но добавляющие картинкам эмоциональности – например, медведь, поднимающий лапы, чтобы облегчить Маше уборку избы (что-то мне это напоминает) или мышь, бессовестно поглощающая разбитое ею яйцо (а чего добру пропадать, действительно):

Некоторые детали, однако, обескураживают и вызывают вопросы – например, летающая мышь среди бела дня (зачем? Зачем??) или густо колосящаяся грибная поросль на гнилом стволе березы:

Зато некоторые детали многое проясняют, по крайней мере, намекают на источник вдохновения художника:

Как мне кажется, книжная иллюстрация вообще довольно специфическая вещь: она не должна далеко уходить от текста, и в тоже время не должна его механически воспроизводить – скорее, предлагать интерпретацию, давать подсказки фантазии, особенно если речь идет о совсем юных читателях (а книга адресована именно им). Если художник считает необходимым добавлять что-то от себя, эти добавления должны быть мотивированы, а не просто предназначены для заполнения пространства листа, то есть если на картинке есть ружье, оно должно выстрелить.

Ружье действительно есть, но оно «не работает», как и прочие странные и неоправданные детали – соска, подражающие языческому орнаменту (алатырь??) узоры на рубахе Михайло Иваныча или премиленькая пижамка медвежонка, в которой он оказывается среди бела дня возле спящей Маши, что непреодолимо вызывает памяти анекдот (триггеры, подразумевается межвидовой секс): «Кто лежал на мой кровати и помял ее?» – заревел Михайло Иваныч; «Кто лежал на моей кровати и помял ее?» – зарычала Настасья Петровна; «Так, гасим свет и ложимся спать» - деловито заявил медвежонок…

Про нарушение пропорций и перспективы, негармоничные цветовые сочетания, искаженное отображение мира на этих иллюстрациях я рассуждать не буду, но не могу пройти мимо дурацкой манеры изображать животных в каком-то «усредненном» виде, который делает лису неотличимой от кошки, а зайца – похожим одновременно на мышь, щенка и вообще непонятно на что:

Разнообразием мимики и эмоций на мордочках персонажей иллюстратор тоже не озаботился (если в этой графической программе есть команда “копировать - вставить”, художник явно ей не пренебрегал).

Невзирая на жестокое надругательство над эстетическими чувствами читателя, создатели книги решили пощадить нашу эмпатию и способность к состраданию, поэтому охотник (напоминающий Эйнштейна или любого карикатурного ученого) стреляет в нахального, развязного жирного зайца не пулями, а пейнтбольными шариками, а трагическая история о самонадеянном козлике, сгинувшем в лесу, неожиданно завершается хэппи-эндом:

Как вы, наверно, уже поняли, под красочной обложкой этого сборника скрывается адская шестерка, пыточный набор первых лет декрета – «Колобок», «Теремок», «Маша и медведь», «Репка», «Курочка Ряба» и «Три медведя», а также менее популярная, но столь же кислотно проиллюстрированная «Лисичка со скалочкой», плюс набор таких же зубодробительно-надоевших потешек – про козу, заиньку и двух гусей. Осознавая неизбежное, я старалась для регулярного чтения закупить эти сказки в каких-нибудь классических, наполненных смыслом иллюстрациях – хотя бы Ю.Васнецова, Е. Рачева, да пусть даже современных художников, лишь бы взгляду было на чем отдохнуть, пока речевой аппарат, отсоединившись от мозга, на автомате воспроизводит «тянут-потянут, вытянуть не могут» и «кто-кто в теремочке живет, кто-кто в невысоком живет…». Этот же сборник может, как мне кажется, добить последние остатки адекватности у мамы и сформировать несколько искаженную картину мира у ребенка. В общем, его судьба решена ) А каким книгам закрыт доступ на Ваши полки? И что Вы делаете с несимпатичными/неудачными изданиями, оказавшимися в домашней библиотеке помимо Вашей воли?

Оксана Разумовская, специально для «12 объятий»

При копировании ссылка на сайт 12momshugs.ru обязательна

СООБЩЕСТВО ДЛЯ МАМ, КОТОРЫЕ УСТАЛИ: 

"12 объятий" - проект для мам, которые верят, что каждая мама для другой - это огромный ресурс поддержки, и которые стремятся эту поддержку как получить, так и подарить. 
Мы верим, что именно мамы могут по-настоящему понять друг друга. При чём понять не осуждая, не оценивая, принимая как есть.
 

На этом сайте - авторские материалы, сделанные специально для "12 объятий". Живое общение в рамках проекта - на нашей странице ВКонтакте.

 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ И ПОДДЕРЖКА МАМ В ПАБЛИКЕ "12 ОБЪЯТИЙ" ВКОНТАКТЕ
  • Vkontakte - Black Circle
ПОИСК ПО ТЭГАМ:

© 2023 12 объятий. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte - White Circle