Теперь я знаю

Что я помню?.. В общем-то, мало. Это был какой-то животный транс. Голоса вокруг, обыденные голоса, и разговоры обыденные, а внутри разгорается то, что на всю оставшуюся жизнь станет мерилом боли. Экстремум. Боль, даже десятую часть которой невозможно ощутить при иных обстоятельствах. Боль с большой буквы. Эта Боль смотрит на тебя, взгляд ее тверд, а лицо морщинисто и старо как мир. Бессменная Королева-Боль. Ты вспоминаешь кусающую боль порезов, шипящую боль ожогов, тупую боль синяков и ушибов, ноющую зубную и удивляешься, насколько мелкими и ничтожными они кажутся. Как назойливые мошки. Всю оставшуюся жизнь ты будешь отмахиваться или вовсе не замечать их. Королева-Боль становится твоей немой собеседницей на мучительно долгое время, с каждым часом становясь всё суровее и выше. Сначала ты пытаешься убежать, зарыться в собственных мыслях, но скоро становится негде спрятаться. Она всюду, она вокруг, она пробралась даже в мозг, а разум судорожно пытается придумать, кому бы помолиться. Боль уже настолько велика, что ничего не остаётся, как скорчиться где-то внизу и жалобно пропищать: "Я не знала". Не знала, что ты, Боль, будешь ТАКОЙ. А она в ответ сжимает тебя в объятиях ещё крепче и накрывает с головой, словно тяжёлым одеялом, так что вокруг становится черно и темно. А твои жалкие тихие всхлипы вдруг обращаются в нечеловеческий крик и вой. И где-то вдали, на задворках сознания, слышится снисходительный ласковый шёпот: "Наутро ты меня и не вспомнишь". Потом снова был крик. Но уже не мой. Другой. Гнусавый и полный недовольства от нарушенного комфорта. И подол весь в крови, но Королевы-Боли уже не было, и мышцы расслаблялись после её каменной хватки. Зато со всех сторон облепили эти, мелкие, противные, надоедливые, кусающие и шипящие. Но что мне эти, когда ОНА ушла?.. Легко, светло и хочется смеяться. Отсыпаешься, отдыхаешь, всех обзваниваешь, предаёшься мечтам, но чувствуешь — что-то стало в тебе не то. Всё не то. Руки мои, но чувствуются иначе, и по жилам будто пустили новую кровь. Голова моя, и мысли мои, но в них будто бы пробрались. Дни идут, и прошлая я борется с новой. Безуспешно. Новая всегда сильнее. Смотришь по сторонам, пытаясь отыскать то, что раньше было дорого и любимо, но всё кажется блёклым и пустым. Вспоминаешь прежние привязанности и смеёшься над ними, все они подобны тем назойливым, кусающим и шипящим. В центре картины мира оказывается маленький свёрток, и лишь одна мысль бьётся о стенки черепа - это крохотное создание должно выжить. Отныне все твои действия будут продиктованы, напрямую или косвенно, вшитым в кору головного мозга стремлением - оно должно выжить. И если выжило, то должно жить хорошо. С кем бы ты ни заговорила, куда ни пошла, что бы ни решила в течении дня - всё подчиняется единому порыву, каждый выбор продиктован исходя из этого единственного интереса. Оно должно выжить. Я должна выжить. Чтобы защитить. Чтобы охранять. Чтобы быть рядом. В периодические минуты просветления я начинала копаться в себе. Меня возмущали и удивляли резкие перемены, словно кто-то другой управляет мной. Это не розовая ванильная любовь из рекламных роликов. Это что-то более мощное, чем известные чувства, которые люди способны себе напридумывать. Это что-то идущее не из головы, но из клеток моего тела. То, что не исправит ни один психотерапевт. Потому что моё "сознательное" над этими изменениями не властно. Это запустился механизм, который все предыдущие годы спал. Это Мать-Природа движет мной, как марионеткой. Древняя сила, зародившаяся раньше всех богов и раньше самого человека. В ту ночь, когда я выла и стенала, меня перекраивали, перешивали, выворачивали наизнанку и лепили из меня ЕЁ, Я вышла из того ада другой. И прежней мне никогда не стать. Спустя год разрозненных мыслей и привыкания к новому сознанию, я поняла, что эта была ступень. У женщин их три. Я уже не дева, ещё не старуха, но уже мать. Совершенно другой человек. Да уж, некоторые вещи, не поймёшь, пока не доведётся их пережить. Я не знала. А потом с Ребенком случается что-то. И ему плохо. И ты не можешь помочь. И ночь стоит густая, как смола, и крик режет уши, а ты молчишь, или тихо приговариваешь, качаешь и дрожащей рукой набираешь 102. Мечтаешь только об одном - отмотать назад и предотвратить. Он замолкает, а потом тишину разрезает новый крик, с удвоенной силой. И ты бессильно смотришь на его мучения. И чувствуешь обжигающие знакомое дыхание за своей спиной. Ты уже знаешь, чьи руки легли на твои плечи. Это Боль. Старшая сестра Королевы-Боли - жуткая и пугающая, как средневековая пытка. Её лицо не такое мудрое и терпеливое, как у первой, оно уродливое и искореженное, приходит в кошмарах всем, кто хоть раз с ней столкнулся. Она хватает тебя и мотает по всей комнате, она вцепляется липкими холодными руками, вонзает когти под кожу, она визжит, так что голова идёт кругом и в ушах звенит. И она зашивает тебе рот. Потому что больше ты не имеешь права стенать и рыдать, пока качаешь его на руках. Эта Боль приходит всегда, когда ему плохо, и когда не можешь ему помочь. И спасения от нее нет. И забвения нет. И просишь, взывая неизвестно к кому, чтобы на тебя обрушилось что угодно, лишь бы ему полегчало. Ты готова платить за его страдания всем. Ты готова терпеть за него, хоть в десятикратном размере. Так устроено Природой, что детский плач режет нас изнутри. Ребенок должен выжить. Я должна защитить. А в глубине комнаты стоит тот, о ком все знают, но боятся заговорить. Тот, чье присутствие не озвучивают, но он сопровождает весь путь материнства. Страх. И в руках у него метровый деревянный ящик. Когда всё проходит, когда ребенок безмятежно спит, шепчешь сквозь усталость: "Я не знала". Я даже не представляла, что ты, Боль, настолько страшнее той первой. А она отвечает: "Я с тобой навсегда". И Страх говорит: "Я с тобой навсегда". Вот тут уже время рыдать, стиснув зубы. Все, описанное выше, кажется полнейшим мраком, если не упомянуть о еще одной важной составляющей материнства. Любовь. Всепоглощающая Любовь, которая заполнила собой пустое пространство моей некогда бездетной жизни. Любовь приходит не сразу, не так стремительно как Боль и Страх, она входит в дом и сердце постепенно, как солнечный луч, озаряющий тёплым светом комнату в семь утра июньским утром. Любовь заставляет нас радоваться детскому смеху, дарить поцелуи и объятия, покупать сотую по счету игрушку и умиляться, когда маленький человек весь измазался в шоколаде. Та самая Любовь, о которой написано множество книг и песен. Если Страх и Боль были придуманы, чтобы обеспечить детёнышу сохранность жизни, то Любовь существует, чтобы сделать эту жизнь счастливой и полной смысла. Есть вещи, которые не поймёшь, пока не доведётся их пережить. До начала родительского пути я не знала ни Страха, ни Боли, ни Любви. Я видела их лишь со стороны, не понимая, и не чувствуя. Этот мир был мне недоступен, инициация была не пройдена. Но сейчас, встречаясь взглядом с каждой женщиной, чей ребенок старше моего, я читаю доброжелательное приветствие. "Теперь ты знаешь. Теперь ты одна из нас". Я никогда не променяю эту жизнь, полную чувств, переживаний, слёз и радости, на прежнюю, пресную, лишённую Страха, Боли и Любви. Я буду учиться жить с ними, мириться и принимать их неизбежное присутствие. Теперь я знаю. Теперь я хочу быть ей. Уже не девой, ещё не старухой, но уже матерью. Татьяна Ахматшина, специально для «12 объятий» #12объятий_эмоции_мамы #12объятий_здесьисейчас



СООБЩЕСТВО ДЛЯ МАМ, КОТОРЫЕ УСТАЛИ: 

"12 объятий" - проект для мам, которые верят, что каждая мама для другой - это огромный ресурс поддержки, и которые стремятся эту поддержку как получить, так и подарить. 
Мы верим, что именно мамы могут по-настоящему понять друг друга. При чём понять не осуждая, не оценивая, принимая как есть.
 

На этом сайте - авторские материалы, сделанные специально для "12 объятий". Живое общение в рамках проекта - на нашей странице ВКонтакте.

 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ И ПОДДЕРЖКА МАМ В ПАБЛИКЕ "12 ОБЪЯТИЙ" ВКОНТАКТЕ
  • Vkontakte - Black Circle
ПОИСК ПО ТЭГАМ: