#ятожемоглаумереть, история 12

Мы продолжаем флэшмоб #ятожемоглаумереть

Каждую неделю мы публикуем новую историю про маму, которая думала о суициде, была близка к нему.

Задача флэшмоба - показать, что вы не одиноки. Что такие мысли бывают у мам в послеродовой депрессии, у мам, которые один на один с младенцем, ответственностью, кардинальными изменениями в жизни.

Сегодня рассказывает анонимная авторка.

⛔⛔триггеры: насилие в родах, жестокость медперсонала, селфхарм⛔⛔

Забеременеть у меня получилось с первого раза, точней, всего с одной-единственной попытки. Для меня это был шок, я была не готова, хотя и согласилась пробовать. Но, подспудно, ожидая, что на это уйдут месяцы, да еще и лечение понадобится, учитывая, что я обычно слышала о своем здоровье в кабинете гинеколога.

Беременность была проблемная, стартовала с очень жесткого ОРВИ в 5 недель, когда из лечения только ромашку разрешили, температура 39, несколько ночей подряд я думала,что отъеду, настолько мне было плохо.

С 20 недель начались стационары и сохранения. Сейчас я понимаю, что моя гинеколог просто пыталась снять с себя ответственность и укладывала меня по любому поводу. Но тогда страх неизвестности, боязнь за ребенка, давление мамы и свекрови "думай не о себе", - и я вылеживала 10+ дней, боясь уйти под расписку, постоянно варясь в не очень радостной среде отделения патологии.

Все это время я занималась с психологом, старалась принять факт беременности и того, что это происходит со мной, часто я проваливалась в состояние, словно смотрю на себя беременную со стороны, но это не я, и все это не со мной.

Наступил день ПДР, до этого я уже две недели провела в стационаре. Дочка не набирала вес, кровоток держался только на капельницах. Мне предложили стимуляцию, я подписала все бумаги, и в 8 утра мне поставили гель. Не буду описывать все подробности, просто скажу, что врач, с которой я договорилась, отказала мне в эпидуральной анестезии, мотивировав тем, что поздно. У меня херачило давление, но до 6 см я ползала по стене предродовой палаты или стояла на полу в позе кошки, потом мне проткнули пузырь, отошли зеленые воды, под видом витаминов вкатили окситоцин, меня рвало. Время шло, я поняла, что нет полного раскрытия, но меня потащили на кресло, мотивировав тем, что там "растужат". Было страшно и очень больно. Акушерка не стеснялась говорить, что врачу со мной не повезло, я плохо рожаю, самадуравиновата. В один момент врач заорала, что схваток нет, сердцебиения нет и даю ли я согласие на вакуум. После этого сделали надрез, дочку вытащили при помощи вакуума и унесли на стол реанимации. Закричала она только через 4 минуты, меня в это время зашивали. Акушерка произнесла саркастичное: "Родили тут за тебя, понимаешь ли". Мыла меня от крови санитарка, тоже добавив: "Рожать не умеет молодежь нынче". Я только давилась слезами. Потом пузырь со льдом и диалог с реаниматологом, что дочка тяжелая, нужно посмотреть как пройдет ночь, она на кислороде. Меня перевезли в палату, где уже были мамы с другими малышами, тоже, родившиеся в этот день.

Потом была больничная рутина. Дочка оставалась в реанимации, разрешено было посещение два раза в день и беседа с ее лечащим врачом. Почему-то лечащая врач в моей палате считала очень остроумным каждый день шутить: "Ой, мама, а куда это Вы ребеночка дели?"

Я лежала, отвернувшись к стенке, либо уходила ходить по коридору, просилась в изолятор, чтоб быть одной, не перевели. На третий день мне отдали ребенка, через пару дней нас вдвоем перевели в одиночную палату. Тогда впервые у меня появились мысли, что я не хочу жить. Дочка спала, а я смотрела в окно на бетонный забор, исписанный именами рожениц и "спасибо за сына/дочь", и всего, чего мне хотелось, так это не проснуться.

Один раз я открывала окно, но настолько стало тошно от этих благодарственных надписей, что я не смогла туда шагнуть и лежала на полу в палате. На 5 сутки пришло молоко, меня постоянно бросало то в жар, то в холод. Никто не объяснял, что это нормально. Меня шатало. Со дня родов я не ела, еду выбрасывала, пока никто не видит, врачам врала, что ем домашнее.

Тогда же прибавилось отвращение к собственному телу, груди. Я буквально пересиливала себя, чтобы дать ребенку грудь, кормила в накладках, каждое кормление - слезы и укоры себя, что дочка такая маленькая и я во всем виновата, что она не может нормально сосать, у нее нет сил. На 8 сутки нас перевели отделение патологии недоношенных в другую больницу. Врачи там не скрывали и прямо говорили, что мы мясо, и из-за таких, как мы, дети оказываются на лечении у них и им приходится выхаживать малышей. Отношения с мужем тоже стали натянутыми, он упрекал меня в том, что у меня пропало молоко, что я виновата в том, что мы оказались здесь с дочкой. Позиция свекрови была аналогичной с добавкой фразы "родила инвалидку", с ней я оборвала все контакты...

С мужем мы каждый день выясняли отношения по телефону. Я по-прежнему не ела и плакала, когда ела, начинал очень сильно болеть желудок, я сознательно вызывала рвоту. Написала своему психологу еще будучи в роддоме, на что она мне ответила: "Ну, приходи в терапию, будем разбираться". Худо-бедно, мы с дочкой доползли до выписки, на руках у меня бумага с дигнозами на целый лист и неутешительные прогнозы, что ребенок может это все и не скомпенсировать.

После больницы мы жили вместе с моей мамой. Каждый день я балансировала между ней и моим мужем, у них был непрерывный латентный конфликт, который выражался тем, что они общались сквозь зубы, но каждый считал уместным вылить весь негатив на меня. Мама каждый день сообщала мне, что я никчемная мать, что ребенок страдает и уход за ней я осуществляю из рук вон плохо, что думать о себе не имею права. Муж требовал ужин из трех блюд и контейнеры со свежей едой на работу. Существование мне казалось бессмысленным. Я ненавидела своего ребенка, не понимала, почему все пошло так. Каждый день меня мучили флешбэки родов. С регулярной периодичностью мне снились роды. Я могла заплакать от любой рекламы детских товаров или того, когда видела фотографии с выписки в инстаграме.

Я вернулась к работе с психологом, медикаменты она мне не назначала, так как не имела на это лицензии, рекомендации о походе к психиатру я тоже от нее не услышала, хотя прямо задавала этот вопрос. Мне было сказано, что я справляюсь сама. Попыток резать себя я не делала, но била себя по животу, ногам, я не знала, как разместить свое бессилие и ощущение полного одиночества в квартире с двумя взрослыми, помимо меня. К 4 дочкиным месяцам конфликт между мужем, мамой и мной достиг апогея, мама выставила нас из квартиры. Мы нашли съемное жилье. Я забросила ходить к психологу, так как банально все деньги уходили на съем жилья и бытовые нужды. Дочке нужна была реабилитация, наблюдение невролога и курсы массажа. Каждый поход к неврологу заканчивался тем, что я ощущала себя дном, мне напоминали, что все проблемы из-за моих родов и нужно сильно постараться, чтобы 2 балла по Апгар не дали тяжелых последствий. Мне стало немного легче, когда мы уехали от мамы и я осталась наедине с ребенком, никто не долбил меня тем, что я плохо мою ей попу или она может похныкать после пробуждения.

Но весной, к дочкиному полугодию случилось то, что показало мне, что послеродовая депрессия не ушла никуда. Моя подруга родила, абсолютно безо всяких договоренностей и денег, здорового мальчишку. В день, когда она прислала мне фото бирки из роддома, я словила очередной мощный флешбек пополам с панической атакой. Тот день я помню мутно, вечером я очень сильно напилась, муж орал, что в своих родах я виновата сама. Я опять била себя. Провалилась в какой-то вакуум, те дни остались каким-то серым пятном, не помню, что ела, что говорила, выходила ли куда. На все это моя мама лишь сказала: "Ой, ну, пора бы уже позабыть это всё и думать о ребенке". Больше я своими переживаниями с ней и не делилась. Муж предпочитал мое состояние не замечать, говоря, что у нас в отношениях и так хватает проблем и при чем здесь мое состояние. Постоянное подавление своих эмоций вкупе с флешбеками привело к тому, что у меня начались приступы агрессии к ребенку и провалы в памяти. То есть, я могла обнаружить, что сижу на полу и рыдаю, дочка плачет в другой комнате, а что привело к этому, я не помнила. В очередной такой раз мне стало очень страшно за себя и я записалась к психиатру, слава богинюшке, он оказался адекватным и квалифицированным. Как итог, был поставлен диагноз: скрытая депрессия, нервное истощение.

Выписали транквилизаторы.

Дочке на тот момент уже было полтора. И только после таблеток я поняла, что можно не плакать каждый день. Что мир не только серый, ушло навязчивое чувство вины за тяжелые роды, перестали мучить кошмары.

СООБЩЕСТВО ДЛЯ МАМ, КОТОРЫЕ УСТАЛИ: 

"12 объятий" - проект для мам, которые верят, что каждая мама для другой - это огромный ресурс поддержки, и которые стремятся эту поддержку как получить, так и подарить. 
Мы верим, что именно мамы могут по-настоящему понять друг друга. При чём понять не осуждая, не оценивая, принимая как есть.
 

На этом сайте - авторские материалы, сделанные специально для "12 объятий". Живое общение в рамках проекта - на нашей странице ВКонтакте.

 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ И ПОДДЕРЖКА МАМ В ПАБЛИКЕ "12 ОБЪЯТИЙ" ВКОНТАКТЕ
  • Vkontakte - Black Circle
ПОИСК ПО ТЭГАМ:

© 2023 12 объятий. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte - White Circle