#ятожемоглаумереть, история 6

28/02/2020

Мы продолжаем флэшмоб #ятожемоглаумереть. Каждую среду мы публикуем новую историю про маму, которая думала о суициде.
Задача флэшмоба - показать, что вы не одиноки. Что такие мысли бывают у мам в послеродовой депрессии, у мам, которые один на один с младенцем, ответственностью, кардинальными изменениями в жизни.

Сегодня - анонимная история.

Здравствуйте, пишу на тему #ятожемоглаумереть. Анонимно, пожалуйста.
Получилось сумбурно. Рассказать хочется очень много, а эмоции все ещё не улеглись.

Роды прошли хорошо. Только ребёнок не брал грудь, но я была настроена бороться.
Родные приехали, поздравили. Собрались без нас, отметили. Обидно было немного, тогда первый раз почувствовала, будто меня нет. Зашли, на ребёнка посмотрели и ушли.

С гв так и не сложилось. Но я же читала, что смесь - зло, поэтому не ленилась и сцеживала днем и ночью, пусть хоть так.
Ребёнок нам беспокойный достался, много кричал и мало спал. И если муж спал, когда спит ребёнок, пусть и по полчаса, то я это время проводила с молокоотсосом.

Во время крика у ребёнка синел носогубный треугольник, я очень боялась оставлять его одного, даже чтоб сходить в туалет. Так и сидела с ним на руках, ждала, когда приедет муж.
Про диету кормящей мамы я тоже, конечно, знала. И ела гречку с варёной курицей.

Только почему-то я ничего не знала о том, что если не спать, не есть, оборвать все социальные связи, то можно слететь с катушек.

Накрывать меня стало уже после месяца такого режима. Дальше - хуже. Я не могла понять, что происходит, ну нельзя же от собственного ребёнка уставать. Где все эти "зайки-лужайки", про которые я читала.
В 4 месяца пришлось начать добавлять смесь, я окончательно разуверилась в себе.

Усталость накапливалась, я все больше себя гнобила и все чаще срывалась. Если днем я просто крушила все, что под руку попадёт, то ночью становилось по-настоящему страшно. Больше всего на свете я хотела спать и не могла уснуть. Все тело было напряжено, и даже усилием воли не получалось расслабиться. Чтобы не натворить ничего, пока муж и ребёнок спит, я уходила на улицу.

Очень боялась оставаться с ребёнком одна на ночь, просила маму, чтобы она приехала. Она не горела желанием к нам ехать, так как очень уставала у нас. И каждый раз я чувствовала вину перед ней.
Кроме мужа, никто не знал о моем состоянии. Я даже не знала, как об этом сказать. Остальные родственники не стремились помогать, возможно, считали, что мы и так справляемся. У меня очень много обид на них было за это.

Самые страшные были ночи с ребёнком один на один. Укладывать спать его приходилось по часу-полтора, и все это время длился ор. А через 40 минут он мог проснуться, и все по новой. Я боялась засыпать, потому что как только я засну, начнётся ор. Я подскакивала на каждый шорох - вдруг, получится быстро укачать и не придётся снова полтора часа мучаться.

Когда это происходило уже 5-10 раз за ночь, крышу у меня срывало, я орала, трясла ребёнка и бросала на кровать. Я очень старалась контролировать силу, и при этом же я в воображении видела страшные картины, как убиваю ребёнка. Рассказ А.П. Чехова "Спать хочется

 

" так точно описывает это состояние бессонных ночей.

Я не знаю, кто там свыше оберегал нас тогда. Мы с 5 этажа переехали на 1. И это было спасением. Дом был 10-этажным, я знала, что сверху будет наверняка, но ни разу не поднялась выше нашей ступеньки, мне было страшно сделать хоть шаг туда. Убирала ножи подальше, чтоб ночью не попались под руку.

Мне очень повезло с мужем, он хоть и не понимал, что происходит, но мчался с другого конца города, если я просила.

Первый год был самым кошмарным. Я смотрю на фотографии своего ребёнка и не помню его таким.

Потом был второй год, когда я начала потихоньку осознавать, что происходит. Муж понял, что надо что-то делать и занялся моим лечением. Ребёнок пошёл в садик.

И вот ребёнку три года, и я только почувствовала ту любовь, которую ждала с момента рождения. Я больше не хочу в окно, хотя все ещё боюсь смотреть вниз. Я могу спать по 6 часов подряд, а на таблетках даже 8. Но если ночью я одна с ребёнком, все ещё подскакиваю на каждый шорох, машинально.

Я все ещё легко срываюсь, но стараюсь отслеживать начало, чтоб не навредить ребёнку. Не знаю, отпустит ли меня когда-нибудь чувство вины.

Я постепенно возвращаюсь к себе. Но путь этот ещё очень долгий. А надо ещё как-то оживить отношения с мужем, потому что за эти три года их не стало. Муж на нуле.

Огромное спасибо всем, кто делится своими историями. Для меня важно знать, что я не одна оказалась в этой яме, и что выход из неё есть.

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

СООБЩЕСТВО ДЛЯ МАМ, КОТОРЫЕ УСТАЛИ: 

"12 объятий" - проект для мам, которые верят, что каждая мама для другой - это огромный ресурс поддержки, и которые стремятся эту поддержку как получить, так и подарить. 
Мы верим, что именно мамы могут по-настоящему понять друг друга. При чём понять не осуждая, не оценивая, принимая как есть.
 

На этом сайте - авторские материалы, сделанные специально для "12 объятий". Живое общение в рамках проекта - на нашей странице ВКонтакте.

 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
Please reload

ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ И ПОДДЕРЖКА МАМ В ПАБЛИКЕ "12 ОБЪЯТИЙ" ВКОНТАКТЕ
  • Vkontakte - Black Circle
ПОИСК ПО ТЭГАМ:
Please reload

© 2023 12 объятий. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte - White Circle